Декабрь - самое волшебное время. Наслаждайтесь предвкушением чуда, украшайте души разноцветными гирляндами и ищите того, кому захочется писать первому: "Я дома". Кто будет заботиться о вас и говорить: "Одевайся теплее". Кто обязательно скажет: "Все будет хорошо, я с тобой," и вы ни за что не опустите руки. Родственным не нужны глаза, чтобы видеть друг друга. Всем сердцем желаем вам обрести своего, с Наступающим!
в ответ вместо слов только раздраженный вздох получает и тут же чувствует цепкие пальчики вины...
сехун, ну что, готов стать отчаянным парнем? )

seoulsoul

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » seoulsoul » LONG-LASTING RELATIONSHIP ZONE » Doctor Who: Night terror


Doctor Who: Night terror

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

0

2

я ищу своё дитя

http://s012.radikal.ru/i320/1711/b9/d846b974ee06.gif

do you wanna play?©

ФИО
Пенни|Penny
Роберт Грей|Robert Gray

Раса
Морок+Баст

Возраст
0-1

Деятельность
-

Внешность
Bill Skarsgård|It

Общее описание
Всем детишкам говорят: не разговаривайте с чужаками! Тебе всегда говорили не жрать незнакомцев.
Всем детишкам говорят: надень куртку потеплее, простынешь! Тебе мы будем твердить: не забудь принять человеческую форму, заметят!

Ты – сын двух совершенно разных пришельцев. Рождён в 2018 году.
Твой отец – морок, не чистокровный (таких уже попросту не существует), но считается образцовым представителем своего вида. Ему на момент рождения Пенни 1939 лет, однако подробно он помнит только последние 600. Мороки, так же известные как мара или кошмары, питаются страхами. Родной планеты у кошмаров уже давно нет, и представители этого вида путешествуют по вселенной. Фактически, каждый морок – мужчина, когда дело доходит до размножения. Подробности сего процесса описывать не буду (сынок, ты ещё маленький такое знать!), но всё отличается от размножения у людей, к примеру. Матерью ребёнка всегда становится не-мара. Обычно это существо с иной планеты, которое ни капли не боится кошмара. Это – необходимый фактор для выживания рядом с мороком, ибо по природе своей они хищники и могут сожрать, почуяв страх. Особенно в процессе создания ребёнка. После чего мара обычно бросают мать с ребёнком и улетают прочь. Причиной тому служит банальное желание выжить (но не трусость, нет!). А всё потому что мара не способны воздействовать друг на друга за редким исключением: дитя может напугать и питаться страхом отца, даже убить его. Действует эта связь и в обратную сторону, но мороки слишком ценят своё потомство, чтобы убивать наследников. Дабы избежать катастрофы, родители и дети стараются обычно держаться друг от друга как можно дальше.
Твоя мать – баст. Тоже одна из последних представителей своего вида, тут уже далеки постарались. Проще говоря, она – оборотень, и её настоящий облик – тигр. Полосатый, пушистый, усатый и хвостатый тигр. Ей нравится бояться, представляешь? Просто обожает, когда я её пугаю! Так и живём. Она кормит меня страхами и приносит кофе в постель, а я развлекаю её, вытаскивая на поверхность сознания самые сокровенные страхи.
Зачем такие подробности? Всё просто! Дитя мара, то бишь ты, мой дорогой сыночек, первое время являешься копией матери, совсем и полностью. Родился-то ты воплощением самых страшных её страхов, а вот потом что-то пошло не так... Проще говоря, ты некоторое время пробыл маленьким полосатым котёнком. Потому что морок, обычно брошенный в чудом мире отцом, должен сперва научиться притворяться одним из обычных жителей планеты, дабы не погибнуть ещё в детстве. Притворяться, набираться сил, знаний, и учиться охотиться. Мать твоя – та ещё хищница, так что желание охотиться и жажда крови у тебя от неё. И красивые глаза тоже, ладно. Очаровательная улыбка тоже (если я этого не напишу, она меня покусает!). И лишь со временем дитя начинает чувствовать сладких страх. Тогда-то он и начинает осваиваться со своей настоящей природой, постепенно отторгая образ матери и пробуждая способности отца: пугать, обманывать разум окружающих, жрать их страх. И плоть заодно, эта привычка у Пенни останется явно до совершеннолетия.

Однако, до совершеннолетия надо дожить! Для того надо питаться, но так, чтобы ЮНИТ и Торчвуд не заметили. И Доктор. И родителей слушаться! С последним мы прямо таки предвкушаем проблемы: в возрасте 2-3 месяцев сыночек уже начнёт пробовать страх на вкус, и страх обоих родителей ему понравится. Если Тигра ещё привычна к выходкам мара, то Мартин будет вне себя, когда его отпрыск попытается играть с его сознанием. Из мара получаются очень плохие отцы, что есть, то есть.
Итак, мы имеем стремительно взрослеющее дитя, которое первые месяцы является копией матери, а потом стремительно взрослеет и перенимает все черты отца. Но почему Пеннивайз? Всё просто! Одним прекрасным вечером Пенни пожелал кушать. Кушать не сырое мяско, а страх Тигры, а так как сам Мартин тогда сам был на охоте, она решила посмотреть ужасы. И попался ей не малоизвестный фильм "Оно", пощекотавший ей нервы некоторыми сценами. А на утро вернувшийся домой Мартин обнаружил вместо своего сына небольшую копию Пеннивайза, которая с тех пор пока что является любимой, и лишь получив по шее от родителей или от дядюшки, Пенни возвращается в человеческую форму.
Напоследок оставлю под спойлером крайне полезную и обязательную информацию о том, что же именно представляют их себя кошмары и на что они способны. Всё это касается взрослых особей, но Пенни довольно быстро растёт и в возрасте 2-3 лет уже будет полноценным мороком.

[о расе. очень много важного текста]


- Кошмары способны проникать в разум своих жертв, манипулировать их восприятием. Заставить видеть, слышать и чувствовать то, чего нет. Лепить иллюзии, которые может видеть как один, так и многие существа вокруг. Технику, вроде камер наблюдения, этим не обмануть. На каждую иллюзию тратятся силы, которые можно заполучить обратно, если удастся как следует напугать жертву.
- Мара может насильно, без иллюзий заставить существо чувствовать вспышку страха. Может вытянуть из жертвы весь страх до капли, лишая на некоторое время существо возможности чувствовать даже лёгкую тревогу. Способ грубый, требует много сил, и польза от него не всегда есть: это как с голоду обожраться чем-нибудь жирным, острым. Вроде кайф, но потом очень, очень дурно и тошно. Однако сгодится, если нужно быстро получить много сил.
- Морок способен насильно погрузить жертву в сон. Кошмарный, предпочтительно, но в теории можно в любой. Зациклить сновидение, не давая жертве проснуться.
- Страхом можно убить, если напугать достаточно сильно. При смерти от страха мара получает наибольшее количество питательной энергии.
- Так же они способны изменять свой облик (не иллюзорно, а физически, но удобнее всего комбинировать оба способа), что по совместительству позволяет, например, заживлять раны - та же манипуляция с положением и структурой клеток тела. Сил на это тратится значительно больше, чем на иллюзии, так что часто перевоплощаться не выгодно. Чем сильнее изменения, тем сложнее и дольше процесс. Сделать с собой можно практически что угодно, но, например, быстро изменить массу тела не удастся - кошмар по размерам всегда примерно одинаков.

настоящий облик (вырезка из поста)

Кости с хрустом перестраивались, новые конечности медленно – и довольно болезненно, что уж скрывать, – растягивали кожу, разрывали мышцы, пробивая себе путь наружу и образуя нечто пока совершенно непонятного вида. Это походило на обращение оборотня в дешевых ужастиках; морок действительно едва не взвыл от всепоглощающей боли, и, пожалуй, первого в своей сознательной жизни приступа настоящего страха, от которого дыхание перехватило восторгом – до чего восхитительное чувство по сравнению со всем остальным! Так что Мартину было чем заняться, пока его безвольное тело швыряло по консольной. В конце концов, непонятную груду плоти, недавно бывшей Мартином, в последний раз бросило на пол.
Он не рисковал шевелиться ещё несколько мгновений. Именно столько времени ему потребовалось, чтобы понять, что всё не так. Он привык к изменениям, проворачивая свои фокусы с перевоплощениями быстро, легко и безболезненно. Со временем привык только лишь подгонять внешний вид под привычную и удобную структуру клеток, немного переделывая себя под потребности жизни на планете, куда его занесло. Сейчас он был другой. Каждой клеткой тела.
Хуже всего была беспомощность. Он не мог обуздать изменения, как и не мог обратить их вспять. Почему-то ему пришло в голову, что теперь всё, он навсегда застрянет в таком виде. Память услужливо подсказала, что такое с его сородичами случиться может, если насильно заставлять их тела меняться. И это плохо. Потому что застрявший в одном облике становится слаб и уязвим, и изменить это уже никак нельзя.
Он плохо соображал, что делает. Организм требовал страха – терпкого и липкого, как свежая кровь. А можно и крови заодно. Существо поднялось на ноги и распрямилось, хрустнув ещё несколькими вставшими на место позвонками. По-совиному круглая голова на длинной, тонкой шее сделала почти полный оборот. Он чувствовал мир иначе, видел иначе. Две пары больших глаз – вторая пара глаз была почти вдвое меньше и пряталась позади острых, топырящихся в стороны ушей, – синхронно моргнули, привыкая к свету. Зрачки стянулись в тонкие вертикальные полоски, и теперь почти весь глаз занимала тёмно-синяя радужка, посреди которой переливались едва заметные всплески всех мыслимых и немыслимых цветов, среди которых регулярно появлялись белые, будто светящиеся точки. Как мара выяснил позже, зрачками он мог сфокусироваться на любом объекте, а эти точки сохраняли общую картинку в памяти, позволяя позже рассмотреть все подробности, даже если раньше что-то было упущено из виду. Картинка, правда, была не такой чёткой, как обычно, зато цветов и оттенков прибавилось. Морок опустил взгляд на своё тело и обнаружил, что его очертания сложно разглядеть даже ему самому. Светло-серебристая, голая кожа слабо отражала свет, размывая контуры фигуры и сглаживая движения, а в нескольких местах едва ли не служила мутным зеркалом. Он сжал и разжал длинные пальцы всех четырёх рук, выгнутых в локтях под неестественным для гуманоида углом, с удовлетворением отмечая их силу и ловкость. Ноги хоть и были такие же тощие и сильные, но он пока не был уверен, хватит ли у него сейчас сил сделать хотя бы шаг. Ничего, скоро узнает. Сначала надо узнать, что ещё у него есть. В частности, сейчас его больше всего интересовали покрытые тонким слоем вязкой слизи когти на каждом из шести пальцев каждой руки, которые казались неплохим оружием, особенно если прибавить к ним ряды острых зубов во рту, обрамляемом тонкими губами.
Вместе с новыми ощущениями его захлестнула иллюзия своего превосходства над противником – или противниками, в этом случае? – но ему хватило благоразумия вовремя остановиться. Он ещё не окреп, это тело ему чужое, нового вокруг слишком много. Прямо здесь и сейчас бросаться на Доктора, а после и на Призрака, которого уже некому будет защищать – так себе идея. Глаза «расцветки космоса» злобно сверкнули, после чего Мартин рывком распахнул дверь ТАРДИС и выскочил наружу, скрываясь в улицах городка.
За последующие несколько часов он узнал достаточно много. Например, в таком виде ему проще даётся пролезать в разум окружающих, что поначалу было непривычно до дискомфорта, ведь он то и дело случайно забирался в головы прохожих, едва на них посмотрев. А вот они его предпочитали не замечать... Видели, обходили стороной, вздрагивали при приближении расплывчатого пятна, но кроме того, их ничуть не заботил факт существования чего-то странного по соседству с ними. А ещё Мартин наконец понял, почему его так часто тянуло на планеты с летающими жителями – у него самого за спиной обнаружилась пара крыльев, покрытых едва заметно проступающим узором явно не естественного происхождения, но откуда он взялся, пока оставалось загадкой. Может, ответ найдётся в его памяти, которую он намеревался получить себе не позже, чем ближайшей ночью.
Фонари на улицах уже собирали вокруг себя ночных бабочек, звонко бьющихся о горячее стекло ламп, когда Кошмар, медленно прогуливаясь, огибал квартал за кварталом, приближаясь обратно к будке Доктора. Удивительно, но его слабое свечение не привлекло внимание ни одной летучей твари.


- Дабы обратиться, например, в человека, кошмару нужен образец и, что более важно, нужно забраться в разум образца. Покопаться в мозге и понять, как именно работает тело. Иначе может получиться внешне похожая, но довольно жалкая копия.
- Кошмары могут жить очень долго. Убить его можно, разрушив мозг любым способом. Сжечь, взорвать, придумайте сами ещё способы. Другое дело, что мозг он может поместить куда угодно. Обезвредить можно, парализовав нервную систему и перегрузив её, например, электричеством. Яд тоже сойдёт.
- Мара обладают врождённой, наследственной памятью о своём виде в общих чертах. Они имеют представление о том, как им питаться, чего избегать для выживания, знают о сроках жизни сородичей, о размножении. Большинство знаний обычно недоступны и активируются, когда нужны.
- Естественная смерть в некоторых случаях наступает в возрасте около 1000-1500 лет. Некоторые, впрочем, смерти не подвержены. Морок постепенно перестаёт насыщаться страхом, теряет силы и вскоре умирает от старости. В очень редких случаях, если ему удаётся "отожраться" как следует перед смертью, он впадает в спячку и потом возвращается к жизни, перетерпев некоторые изменения. Например, обычно кошмар не испытывает эмоций. Вообще. Почти. Он может притворяться, может разумом понимать, какое чувство должен испытывать и ловко его имитировать - даже немного обмануть себя. После перерождения же появляются настоящие эмоции, по меньшей мере "базовый" набор: злость, радость, привязанность, страх.
- Морок не может вторгнуться в разум другого морока, не может показывать иллюзии. Подобное возможно только между родителем и дитя, тогда способности работают в обе стороны. Дитя (либо же родитель) может напугать даже морока, ещё не пережившего смерть и последующую трансформацию. Так же способности воздействовать на разум весьма зависят от жертвы: с людьми, например, всё просто, но страх их слаб и не особо питателен. В сознание повелителя времени вторгнуться сложнее, но их страх более питателен. Есть виды, на которых воздействовать вовсе не получается. Есть технологии, позволяющие закрыть разум от воздействия морока.
- Если каким-либо способом насильно заставить морока изменять внешний облик, он может навсегда застрять в одном виде и сойти с ума, забыв свою личность.
- Не могут, физически не могут врать. Не могут нарушать обещание - оно для кошмаров создаёт некую ментальную связь и разрушить её можно разве что смертью одной из сторон. Сделка с мороком - почти как сделка с дьяволом.

Дополнительно
- Внешность не меняем. Имя обсуждаемо.
- Я люблю подробные анкеты с кучей интересных, пусть и необязательных деталей, которые оживляют текст и персонажа. Не ленись потом и в постах акцентировать внимание на чём-нибудь любопытном, это же так круто! Нужна атмосфера, нужна хотя бы попытка обыграть нечто настолько далёкое от людей, что покажется любому из них жутким чудовищем. На самом же деле это – лишь неразумное и обучающееся жить в мире дитя, жестокость в котором заложена природой.
- Мы очень ждём наше дитя! Будет весело, в меру упорото,  (не) в меру кроваво. Главное – ответственный подход к роли: не пропадать, не нарушать правила форума и далее по списку. Минимум парой эпизодов родители тебя обеспечат, дальнейшее развитие персонажа полностью на твоё усмотрение. Мы не будем придерживаться канона Кинга, только основа образа Пеннивайза взята здесь за шаблон для персонажа. В сумме мы с мамочкой читали книгу и смотрели оба фильма, являемся фанатами и будем радостно визжать при появлении игрока на роли. А потом мы, если всё пойдёт по плану, будем визжать уже от страха хд
- Стоит понимать, что очень многое из описанного мной здесь уже было в игре и изменению не подлежит. Однако, Пенни – случай особый, так что некоторые моменты можно будет обсудить и дополнить. Бояться браться за персонажа во всяком случае не стоит)
- До написания анкеты очень советую связаться со мной.
- Пробный пост хочу видеть на тему Страха. Не обязательно за персонажа, если есть подходящий с другой роли – смело тащите.


заявка Кошмара на сына

0


Вы здесь » seoulsoul » LONG-LASTING RELATIONSHIP ZONE » Doctor Who: Night terror